Евгений Батраков. Абсурдизация понятия «сухой закон» — фактор торможения трезвеннического движения - Страница 9

Индекс материала
Евгений Батраков. Абсурдизация понятия «сухой закон» — фактор торможения трезвеннического движения
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Все страницы

 

Как справедливо заметил в одной из своих лекций В.Г. Жданов: «Водка и самогон не конкуренты, а — союзники!» А если ещё учесть, что до водки были наливки и вино, а до них — пиво, то причинно-следственная связь становится совершенно очевидной, и совершенно очевидным становится методологический, наиважнейший вывод: не самогонку нужно было вытеснять, а — пиво!

И в заключение, к вышеподнятому вопросу о положительных результатах диктатуры трезвости, установленной большевиками в 1917 году, скажем ещё об одном показателе.

В дореволюционное время, т.е. в «пьяной царской России» число алкоголиков в психбольницах России доходило до 25%. В период диктатуры трезвости их почти не стало. Начиная с 1921 года, когда на смену военному коммунизму пришёл НЭП со своими ресторанами, кофейнями и прочими заведениями, общая картина резко изменилась:

«В 1-й Московской Городской Психиатрической больнице, которая обслуживает половину гор. Москвы, было пользовано алкогольных душевных заболеваний (от общего числа пользованных в больнице душевнобольных) [38]:

1921 г.   33 (1,5%)

1922 г.   47 (2,3%)

1923 г.   88 (4%)

1924 г.   100 (4,5%)

1925 г.   276 (13%)»

Конечно, власть, партия одной рукой начав спаивать свой собственный народ, дабы сохранить благопристойность своей физиономии, — и это верх цинизма, — тут же другой рукой сама же инспирировала в стране борьбу против пьянства, создала оппозицию против своей же собственной внутренней политики.

По инициативе партии создаётся «Общество по борьбе с алкоголизмом», т.е. с результатами партийных усилий. Были подняты на ноги и комсомольские организации, которые активно и с самым наисерьёзнейшим видом начали обсуждать меры по ликвидации пьянства в среде молодёжи, пьянства, организованного важными дядями из ВКП(б).

Создавались многочисленные клубы, чтобы «отвлекать молодёжь от выпивки». Тех же, кого партия уже споила, с энтузиазмом клеймили и исключали навсегда из комсомола. Над жертвами государственной политики спаивания — над пьяницами — устраивались суровые показательные суды...

Самыми наимоднейшими среди молодого поколения стали горячие дискуссии на тему «пить или не пить». Подключилась к престижному вопросу и партийная пресса. Например, в 1928 г. московская газета «Молодой ленинец» на своих страницах провела целый диспут на тему «Борьба с кружкой пива». Вместо того чтобы провести диспут на тему — «Борьба с партийной верхушкой».

Как грибы после дождя, в городах и весях возникали молодёжные спецотряды по борьбе с шинкарством, с пьяным хулиганством, по борьбе за закрытие винных магазинов. Выводились на демонстрации и дети под лозунгами: «Долой водку», «Отец, брось пить! Отдай деньги маме!», «Мы против пьяных отцов» и т.д.

Вместо того чтобы выбросить совершенно иные лозунги, те, что выбросило поколение трезвенников через 50 лет, поколение трезвенников, поднятых работами Ф.Г. Углова и лекциями В.Г. Жданова: Партия, прекрати спаивать! Мы против партии, спаивающей свой народ!

Вне всякого сомнения, КПД всех усилий трезвенников, выступающих под руководством ВКП(б) против результатов политики ВКП(б), был ничтожно мал, ибо они, как, впрочем, и мы сегодня — представители V-го трезвеннического движения — снующие с благостной идеей «ребята, давайте жить трезво», — просто-напросто неконкурентоспособны.

Когда рядом сытые, циничные, оснащённые по последнему слову науки и техники алкопроизводство и алкоторговля, налаженная реклама алкоголя и пропаганда культурно-умеренного пьянства, орудующие круглосуточно и повсеместно при всемерной и заинтересованной поддержке со стороны церкви и государства, со стороны всех ветвей отечественной власти и охолуевших деятелей театра и кино, литературы и искусства...

Следует, очевидно, отметить, что снижение с помощью административного ресурса среднедушевого потребления абсолютного алкоголя в период горбачёвской Перестройки — 1985-1987 г.г. — также дало блестящие социально-экономические результаты.

Показатель заболеваемости (ПЗ, рассчитан на 100 тыс. населения) алкогольным психозом снизился в 3,2 раза к 1988 году [39].

Резко снизилось число самоубийств: с 81 тыс. (1984 г.) до 54 тыс. (1987 г.) и убийств с 24 тыс. соответственно до 17 тыс.

Резко снизилось количество отравлений: 42 тыс. в 1980 г., 32 тыс. — 1985 г., 19 тыс. — 1986 г., 11 тыс. — 1987 г.

Произошло резкое падение числа насильственных смертей в состоянии отравления алкоголем и его суррогатами: в 1987 г. на 56% по сравнению с 1984 г. [40]

Далее, в первый же год действия антиалкогольных запретительно-ограничительных мер было отмечено значительное снижение смертности — с 10,8 на тысячу в 1984 году до 9,7 в 1986 году. И это впервые за последние десятилетия!

Если в натуральном выражении, то скажем об этом так: в период 1985-1987 гг. в нашей стране в результате действия ограничительно-запретительных мер «недоумерло» несколько сот тысяч человек.

Число новорождённых в 1986 году составило 5,5 млн. — впервые оказалось столь высоким за последние десятилетия. Примерно на 8% уменьшилась доля ослабленных детей среди новорождённых. Численность населения увеличилась на 2,9 млн. человек. Такого прироста не было в последние 22 года.



 

Комментарии  

 
0 # exsnokersdedal 23.12.2012 19:45
Когда жили своим хозяйством,полн ый двор скотины,гулять некогда было,ввечеру своим рёвом требуя еды они давали всем понять,чем хозяева занялись.Сейчас имеющие свой проект требующий ежедневного участия,тоже время на пиво не находят,ведь оно отбивает,выключ ает из процесса созидания.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Подписаться