Моя история. Возвращение из Зазеркалья

theworldbehindthelookingglassЗазеркалье? Это что сказка? Не сказка, быль, самая что ни на есть. Хотя, кому-то сей рассказ может показаться сказкой. Сужу по реакции тех, кто его уже слышал. А Зазеркалье здесь – не больше, чем метафора, такой мне видится “чудесная” страна под названием Алкоголизм (да простит меня достопочтенный Кэрролл). Страна, похожая на сон, где все идет вразрез с привычной логикой, словно бы задом наперед, и никогда не наступает завтра. Кто обитал в этих краях, поймет. Они же вам расскажут, что проснулись в эту жизнь только, добравшись до пределов Зазеркалья, что в переводе на обыденный язык означает, допились до дна и, стукнувшись об оное, прозрели. И дно это у каждого свое. Кто-то прозреет, потеряв работу, ну, а кому-то нужна встряска посерьезней, как то перспектива стать безвременно почившим. К несчастью, есть такие, и их много, что так и не находят свое дно и погибают в лабиринтах Зазеркалья.

Моя мамуля по всем признакам достигла днища, с которого подняться очень сложно, и, грохнувшись об оное, не только не прозрела, но еще больше повернулась головой. Казалось, человек задался целью в кратчайший срок изжить себя со свету. И все же на задворках подсознания еще работал жизненный инстинкт. Оставшись без участия родни, лишившись тыла, коим были мы с бабулей (бабули нет в живых, я вся в работе и командировках), мама предпринимает первую серьезную попытку завязать, причем самостоятельно.

Ей посоветовали женщину в ее районе, которая лечила от алкоголизма. Лечение было до ужаса простым, молитва в две строки, читается на солнце, чай с молоком и солью, размешиваемый против часовой стрелки. Я здесь уже писала о секте некого Фархат дада, благодаря которой мой папа, запойный алкоголик смолоду, не пьет уже с десяток лет. Так вот, эта целительница была одна из них. За помощь она денег не брала, так, кто что мог, дверь починить или помочь с ремонтом. Мама после визита к ней поставила рекорд – не потребляла больше месяца, потом собутыльники опять утянули назад. Если вы прочитали эти строки и захотели узнать больше о чудесном способе, не торопитесь. Маме и папе он помог лишь потому, что оба очень сильно желали избавления и ради этого готовы были зацепиться хоть за черта. Все секты действуют подобным образом, играют на отчаянии людей, внушая, что лишь с ними обретут они надежду. Мой папа так уверовал в могущество Фархат дада, что попервой только о них и говорил, таскал домой брошюрки с учением их лидера, на что семья его смотрела косо, мол, час от часу не легче, был алкоголиком, теперь сектант, и поговаривал о том, что сам хотел бы стать целителем и в этих целях собирался навестить их главный центр, который находился в другом городе. Не знаю, что да как, мы после этого не виделись шесть лет, но затянуть его по полной им не удалось. Первого мая этого года они с женой пригласили нас в гости, говорили о многом, о всяком, о ремонте, делах огородных, политике и конце света, о секте отец не обмолвился.

У мамы желание выжить держалось недолго. Поддавшись на провокации собутыльников, мол, чё правильная стала, выпить с нами брезгуешь, она вернулась на круги своя. Запои, побои, пожар и висельник в квартире, существование, несовместимое с жизнью. Поняв, что добрела до края пропасти, мама попросила забрать ее из ада, созданного ей самой, перевезти на квартиру покойного свекра. Я говорю об этом с мужем, он против, уже забирали на месяц в начале и что? Воровала деньги, бегала за водкой, по ночам пила, а на утро притворялась выздоравливающей, когда притворяться уже не могла, устроила грандиозный скандал и отправилась восвояси. Опять на те же грабли? Знаешь ведь, что будет. Еще одну квартиру в бомжатник превратит. Я все прекрасно понимала, никаких иллюзий, но просьбы матери звучали все чаще и настойчивей, и я подумала, а вдруг? Что если это наш последний шанс? Ведь так бывает, ничего уже не ждешь, а оно берет да и случается. В голове нарисовался план, а вместе с ним и трудности, с которыми, скорей всего, придется иметь дело. План был на первый взгляд простой – изолировать маму от собутыльников, перевезя на другую квартиру, посадить под замок и заставить трезветь. Два первых пункта осуществить было несложно, а вот последний, здесь придется повозиться.

Возиться я была не против, но где взять времени и сил? Их у меня на тот момент как раз и не было. Защита, работа, поминки свекра. Я прошу маму подождать, прекрасно понимая, что рискую, что каждый следующий день может стать последним для нее. Мать соглашается и ожидает в привычном для нее режиме. Все происходит, спустя два дня после поминок. Накануне я сообщаю матери, что мы будем ставить в ее квартире дверь и что, скорей всего, я заберу ее оттуда. Приходим. Мать, как ни странно, трезвая, распихивает вещи по пакетам. По понятным причинам я запрещаю ей брать что бы то ни было с собой, кроме кошки и собаки, что жили с ней тогда, мол, на новом месте есть все необходимое, а одежду купим. Дверь готова. Мать одевается демонстративно медленно, я начинаю нервничать и подгонять. Мать тоже нервничает и произносит что-то вроде “оставьте меня здесь”. Я отвечаю, ты сама просила, назад дороги нет. Кошка в мешке, собака рядом, дверь заперта, мы отправляемся пешком. Собака с тех пор, как попала к маме щенком, ни разу не видела улицы, ей здесь все ново, бегает кругами, обнюхивает каждый куст, а тут еще и дождь, мы прячемся под козырьком подъезда. Пока же мы пережидаем дождь, я бы хотела чуть отвлечься на собачью тему.

Мама всегда была заядлым любителем животных, особенно собак, за что прослыла собачатницей. Одним из первых стихов, заученных мной наизусть под ее руководством, была “Песнь о собаке” Есенина, и сколько я помню себя, в нашем доме всегда обитали собаки, в основном “дворянской” породы. Мама так с ними возилась, как не возилась ни с кем. Меня это нисколько не смущало, сама была не меньше собатчатница, чем мама, а вот бабуля это дело не любила, ворчала часто, мол, псарню развела, собаки ей дороже матери. Когда мама начала спиваться, в доме жили две собаки, немецкая овчарка и шоколадный пудель, точнее пудилиха. Пудилиха была последней собакой в нашей квартире, что умерла своей смертью. Овчарку же и всех других, которых мама заводила после, поели собутыльники-туберкулезники. В итоге мама перестала заводить собак и перекинулась на кошек, но и те у нее не держались, кого с балкона скинут, кто сам сбежит, дверь-то всегда нараспашку. Последнюю собаку, ту самую, что бегает сейчас кругами, пока мы прячемся под козырьком, мать до последнего отказывалась брать. Уговорили. И если бы не этот переезд, она б, скорей всего, отправилась за остальными. Все те же собутыльники, подвыпив, говорили, расти, расти, а мы потом съедим. Собака эта по сей день жива и всякий раз, когда меня завидит, писает от радости, а если мама называет мое имя, летит к окну, на табуретку и глядит во все глаза. Как будто знает, что могло бы быть, не забери я маму из квартиры. Как бы сказал Василий из "Любовь и голуби" – Умные они, ёшкин кот! Но не за тем я отвлеклась на эту тему. Хотелось показать, насколько сильно может деградировать больной алкоголизмом, насколько сильной может быть зависимость от алкоголя. Нет никакой привязанности, никакого чувства, которые могли бы ей противостоять.

Продолжение следует.

 

Комментарии  

 
+1 # Narcolog 06.11.2011 19:20
При прогрессирующей алкогольной зависимости, на третьей стадии алкоголизма
наблюдается деградация больного до уровня животного. Зрелище не для слабонервных...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Подписаться