Моя история. Возвращение из Зазеркалья 2

Мы добрались до места почти без приключений (не считая кошки, что всю дорогу буянила в мешке, и собаки,return что чуть не попала под машину). Я снабдила маму всем необходимым, показала, что где лежит, как включать телевизор, закрыла дверь на замок, хотя мама была не согласна, мол, не надо, я никуда не сбегу, и ушла, пообещав вернуться позже в тот же день. Так началась наша новая жизнь.

Подъезд был довольно благополучный, на пять этажей всего-то три запойных алкоголика, да и те иного разлива, чем мамина бывшая “свита”. Пьют на свои, из дома не тащат, взяли в долг – возвращают, дали в долг – не забудут. На площадке всего три квартиры, справа молодая семья, слева пожилая, женщины в обеих не работают, молодая нянчится с ребенком, у пожилой проблемы со здоровьем. Окна у обеих на две стороны, этаж первый, кто зашел, кто вышел, в курсе всех событий. Я у мамы почти каждый день со дня переезда. Мы вместе гуляем собаку, ходим по магазинам, просто болтаем, болтает в основном она.

Первое время мама частенько впадает в воспоминания об оставленной жизни. Вспоминает какой-нибудь случай, и понеслось, Этот угощал ее спиртным, выпить было не с кем, водку принес настоящую, дорогую, еды на закуску, пили, разговаривали, квартиранты все бегали в комнату, думали, и им перепадет, а я их посылала, сами не делитесь, пьете втихушку, идите туда-то, после чего выложит всю биографию ”хорошего” парня. Та, когда квартиранты выгнали из дому, пустила к себе, накормила, тоже когда-то пила. Случаев у мамы было много, не останови, рассказывать могла часами. Я старалась не перебивать, изредка задавала вопросы, изредка вставляла комментарии. Больше всего меня поражало и задевало, как она отзывалась о собутыльниках, из-за которых когда-то лишилась всего. Так говорят об очень близких людях, с которыми немало пережили и съели не один пуд соли. Так, собственно, и было. Они, эти люди, и были ее семьей все эти годы, они понимали ее, как никто. У них была одна на всех проблема, которую решали сообща. Теперь она по ним скучала, переживала, как то они там, ждала от меня новостей, кого я встретила, когда проведывала квартиру (ее бывшую), кто спрашивал о ней, кто передал привет. Я видела, как ее тянет, тянет к той жизни, спиртному и шумному трепу за людным столом, и потихоньку осторожно начала переключать ее сознание на другие вещи. В конце концов, ведь мама не всегда была алкашкой, была другая жизнь, без пития, и длилась она сорок с лишним лет.

Я задаю вопросы, мама охотно ударяется в воспоминания, из детства, молодости, наши посиделки приобретают ностальгический характер, но ностальгия эта не давящая, хорошая и добрая в основе. За эти посиделки я узнаю о маме и о всей нашей родне намного больше, чем за все годы маминого непития. Мама тогда жила насыщенной и яркой жизнью, ей было не до ностальгии. Неплохо выручает телевизор, для мамы это что-то, свет в окошке, выход в позабытый мир. Она его не видела довольно долго, лет 7, а то и больше. Артисты и актеры ее молодости уже состарились, и появилась куча молодых. А сколько новых передач и фильмов. Эмоций через край. Мне, если честно, не до телевизора, работа, мама, дом, так, ухвачу чего-нибудь вполглаза да вполуха, а что не ухвачу, расскажет мама. Помимо разговоро- и телетерапии были поездки по делам и экскурсии по городу. Когда мы переехали была весна, а летом у меня огромный отпуск, почти два месяца, и я везде таскаю маму за собой. Мама в период своего непития бывала в центре чуть ни каждую неделю (мы проживали на задворках города и живем там по сей день), теперь ей этот центр казался чем-то неправдоподобным, так много изменилось с этих пор. Путешественник из мамы никудышный, ходит плохо, капризничает часто, то попить, то покурить Но все же ходит. Смотрит. Вспоминает. И потихоньку вызволяется из плена.  

Продолжение следует.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Подписаться